Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Горячая десятка необычных клятв

10 место: Самой страшной клятвой у арабов считалась отнюдь не клятва Аллахом. Была одна клятва, которой клялись мужчины-мусульмане, причём чем зажиточнее они были, тем сильнее была клятва разводом со всеми своими жёнами.

9 место: У древних японцев было в обычае записывать текст клятвы на полоске бумаге, которую клявшийся сжигал, а золу съедал. Японцы верили, что в случае клятвопреступления зола превращалась в яд.

8 место: Купцы в старину имели обыкновение божиться вслух, а про себя отрекаться от сказанной клятвы. Например, при клятве "лопни глаза" про себя добавляли "бараньи", к клятве "дня не пережить" добавляли "собаке". А к клятве "отсохни рука" в уме добавляли букву В ("отсохни рукав").

7 место: Всем известна клятва Гиппократа. После этой клятвы медики получают лицензию на врачевание. Однако часть медиков отрицает эту клятву, и это израильские медики. Клятва Гиппократа не культивируется в Израиле из-за языческого содержания: "Клянусь Аполлоном-врачевателем, Гикией и Панацеей, Асклепием и Гекатой...". (это - преступление против первой и второй заповедей иудаизма: "Я ваш Бог, Да не будет у вас других богов перед лицом моим"). А вообще, как шутят наши врачи, после принятия врачом клятвы Гиппократа на его шее "затягивается стетоскоп", а на жизни ставится большой красный крест.

6 место: По старой фламандской легенде, однажды у некоего богатого брюссельского дворянина пропал сын. Поиски были безуспешны, и тогда отчаявшийся отец, взмолившись Богу, дал клятву: если его сын найдется, он воздвигнет его золотую статую в том виде, в каком он нашелся, и посвятит ее всем святым. Сын нашелся. Писающим.

5 место: В трактирах над стойкой висели рога, на которых и приносились такие клятвы: «Не есть черного хлеба, если можно достать белый, не пить слабого пива, если есть крепкое, не целовать служанку, если можно поцеловать хозяйку, а лучше поцеловать обеих».

4 место: Клятва Фазанами была едва ли не самой верной у рыцарства. Полюбились фазаны рыцарству, причем не только в жареном виде. Подавали их под громкие звуки рога и торжественную риторику герольда. А потому фазаны стали символом высшего благородства.

3 место: В средневековой Европе, чтобы совершить клятву человек что должен был возложить руку на Библию. А вот в древней Ирландии человек совершал обряд присяги, положив правую руку на свое (уж извините!) мужское достоинство.

2 место: Вступающие в Международный Союз Лысых, созданный в 1965 г. и насчитывающий около 250 человек, произносят клятву не менять прическу, положив руку на бильярдный шар, после чего их головы поливают коньяком.

1 место: Самая торжественная клятва у туземцев Новой Британии звучала так: "Если я лгу, пусть мне доведется пожать руку собственной ...теще". А вообще, говорят, что самая нерушимая клятва во все времена была выбита на могильном камне: «Клянусь, что больше не женюсь!».

(http://doktorrrr.nnm.ru/goryachaya_desyatka_neobychnyh_klyatv)

"Рыжее знамя упрямства"

Прочитал вчера "Рыжее знамя упрямства" Крапивина. Не очень. Насколько нравятся "Мальчик со шпагой" и "Бронзовый мальчик", настолько же не пошла эта книга.
Основная проблема: человек не должен писать о том, в чём не разбирается. Кстати, это очень хорошо видно в книге - о чём автор знает непонаслышке, а о чём - только через СМИ.

Тема религии.
Не в тему. Совершенно. У Чигиринской она - гармонично и в тему, у того же Лукьяненко в "Холодных берегах" - тоже. У Крапивина - ну никак. И достоверно, кровью про религию получается только в одном эпизоде. Там, где главный герой отбивает наезд представителей епархии:
Например, недавно сотрудники епархии (люди эрудированные и дотошные!) раскопали документы, по которым двухэтажный особняк на улице Рылеева — бывшей Княжеской — в девятнадцатом веке принадлежал якобы Православной церкви. То ли там проживал тогда какой-то церковный чин, то ли располагалась гостиница для паломников. И, мол, на этом основании было бы справедливо вернуть собственность прежним владельцам. А сейчас в доме находился отдел редких книг и нумизматики, то есть учреждение из числа подведомственных господину Вострецову.
[...]
Затем Даниил Корнеич пятерней прошелся по волосам и сказал отцу Александру, который был явно моложе его:
— Батюшка, ну на кой шут вам этот дом? Возрождение духовности великое дело, но вы там у себя понимаете его, на мой взгляд, несколько однобоко. Библиотеки и хранилища раритетов тоже служат воспитанию души. Вы и так уже вытряхнули музеи из нескольких помещений. К тому же и строите немало. Вон какие корпуса на площадях епархии. И храмы растут чуть не на каждом углу. Может быть, есть смысл сохранять какую-то... пропорциональность?
Сразу видно: автор пишет о наболевшем. От сердца.

Тема фантастическая.
Тоже не в тему.
"Рыжее знамя" завершает цикл. И если три первые книги были сугубо реалистичными, то и от продолжения ждёшь того же. А вводить туда фантастику - всё равно, как вводить кролика Роджера - на последних пятнадцать минутах "Унесённых ветром".

Тема техническая. Не то, чтобы не в тему, но... Вот, например:
Когда укладывались на ночь, Рыжик не стал снимать с руки часы. Эти электронные часики мама подарила, когда ему стукнуло девять лет. Рядом с циферблатом, на широком кожаном браслете, дергал стрелкой под выпуклым стеклышком крохотный компас.
[...]
Наконец Рыжик спохватился: он же понятия не имеет, сколько времени шагает по лесу и дороге. Полчаса, час, два? Снова посветил на циферблат. Оказалось, что... всего две минуты! Там были цифры: 11.47! Рыжик тоскливо уставился на часики. Как же так? Неужели он в самом начале пути, а бесконечное лесное странствие просто привиделось ему? От страха и темноты? Он смотрел, смотрел... Новая цифра не выскакивала. И наконец Рыжик понял, что часы стоят. Видимо, села батарейка.
Как правило, когда в электронных часах садится батарейка, на экране не изображается никаких цифр. Совсем. Только серый экран.

И ещё один момент, резанувший глаз.
"Том Сойер" положил начало серии "марктвеновских" швертботов. Через год, после большого строительного бума, спущены были на воду "Гек Финн", "Джим", "Бекки Тэччер", "Джо Гарпер"... Кто-то предлагал даже название "Индеец Джо", но большинство его отвергло — уж больно неприятная личность. Зато появилась "Тетя Полли", хотя название это было принято не без полемики. Затем еще — "Миссисипи", "Сент-Питерсборо", а за ними "Том Кенти" (из "Принца и нищего").
Потом названия менялись на другие, уже не "марктвеновские". Обветшавшие яхты уходили на слом, вместо них строились другие, а давать старые имена новым судам в "Эспаде" было не принято.
Возникли "Барабанщик" и "Тимур", "Гаврош" и "Буратино", "Динка" и "Оливер Твист"... А вот для "Гарри Поттера" места не нашлось. Никто не спорил — книжка интересная, только... ну, вот почему-то не вставало это имя в дружный корабельный ряд...
"А вот для "Гарри Поттера" места не нашлось". Места также не нашлось для "Терминатора", "Зои Космодемьянской" или "Пеппи Длинныйчулок". Зачем надо было выделять это особо?

А вообще грустно.
Герои, которых помнишь с детства, ещё по временам "Мальчика со шпагой".
Постаревшие, побитые жизнью.
И отряд "Эспада"- в новом времени. Чужой этому времени, замкнувшийся, как осаждённая крепость.
Цугцванг: чтобы выжить, надо измениться. Но если измениться... то, что получится в результате, "Эспадой" уже не будет...

Каштан Анны Франк

Две цитаты:
* * *

Каждое утро я поднимаюсь на чердак, чтобы вдохнуть немного свежего воздуха. Когда я пришла туда сегодня утром, Петер занимался уборкой, но очень быстро закончил дела и присоединился ко мне. Мы смотрели на голубое небо, ветки каштана со сверкающими капельками воды, на ласточек и других птиц, казалось, выточенных из серебра. Мы были так тронуты, что не произносили ни слова. Он стоял, прислонившись к подоконнику, а я сидела. Мы молчали, вдыхали свежий воздух и оба чувствовали, что нельзя нарушать молчание. Время от времени я смотрела в окно на амстердамские крыши: они протянулись до самого горизонта, обозначенного размытой голубой полоской.
"Пока я могу видеть это, - подумала я, - безоблачное небо и солнечный свет - я не смею грустить".
Для всех, кто одинок, несчастлив или боится чего-то, лучшее средство излечения - побыть наедине с Богом и природой. Только тогда поймешь, что все в мире устроено так, как должно быть, и что Бог всем желает счастья. И пока это существует (а должно существовать всегда), то при любых обстоятельствах и любом горе найдется утешение. Я убеждена, что природа может оказать огромную поддержку.

* * *

Вчера был папин день рождения и девятнадцатая годовщина свадьбы папы и мамы. Уборщицы в конторе не было, а солнце еще никогда не светило в 1944 году так ярко, как в тот день. Наш каштан расцвел и весь покрылся листьями, он сейчас гораздо красивее, чем год назад.


http://upload.wikimedia.org/wikipedia/en/b/b8/02tree.600.jpgЭто - "Дневник Анны Франк". Конский каштан, о котором идёт речь, стоит по сей день. Ему 170 лет, и он - одно из старейших деревьев в Амстердаме.

А для Анны Франк в 1942-1944 вся окружающая природа внешнего мира сузилась до размеров этого каштана.

Сейчас дерево погибает. Во-первых возраст. Во-вторых, моль Cameraria ohridella, появившаяся в Европе 22 года назад и поражающая именно конские каштаны. В третьих грибок. Ну и наконец утечка топлива из находившейся неподалёку цистерны - в 1993, поразившая и корневую систему.

Дерево несколько раз осматривали. Результат неутешительный.

Сейчас решается вопрос - срубить или нет. С одной стороны - дерево обречено и начинает представлять опасность для прохожих. С другой - жалко.

Просто...уходит эпоха...

Зачем Хогвартс, или Немного истории

Зачем нужен Хогвартс?
Зачем нужно Министерство магии?
Зачем - весь мир магии - с его относительной автономией, альтернативной валютой и альтернативной же экономикой? Как эти экономика и валюта обеспечивались?

Вначале - зачем нужен Хогвартс.
На примере с Гарри Поттером и Томом Ридлом мы видим, что какие-то магические способности человек может развивать и сам, если у него есть необходимые задатки. Иногда только под стресс, иногда нет - неважно. Главное, что какой-то процент необученных магов решает, что это им с неба такой подарочек подвалился и начинает им с удовольствием злоупотреблять. Вероятность самостоятельно развиться во что-нибудь мало-мальски сильное у таких недо-магов небольшая, но пакостей они могут натворить предостаточно. Обычно эти безобразия закономерно кончаются осиновым колом или костром.
Если помните, в Хогвартсе учили, что магу костёр не страшен и он даже может получать от процесса определённое удовольствие, но то маг обученный. А не самоучка, не знающий необходимых заклинаний.

Но всё равно справиться даже со слабым магом-самоучкой у магглов шансов - как в конной атаке на пулемёт: "и кони и басмачи шли на пулемет; из сотни доходили два человека и одерживали победу".

Ну и осенило году в тысячном: находить людей с магическими задатками в раннем детстве, ещё не испорченными и создавать из них своего рода "охранную гвардию". А чтобы они были заведомо сильнее возможных нарушителей, чтобы были преданы своему делу - учить. Магии, истории и т. д.
А чтобы энергию лишнюю сбрасывать без особого членовредительства - квиддиш.
Своего рода "Ночной дозор". Да и в любом случае планомерный поиск потенциальных магов снижает вероятность появления "дикаря" на улице.

Кстати, а почему именно тысячный год? Важно понять, что это - средневековье. И такой шаг, как создание школы магии (то есть погубление бессмерных душ в промышленных масштабах, и вообще "изгнание бесов силою князя бесовского") просто не могло обойтись без санкции папы римского.
А папой римским в это время был Сильвестр II, он же Герберт Ориякский. Помните? "Тут в государственной библиотеке обнаружены подлинные рукописи чернокнижника Герберта Аврилакского, десятого века, так вот требуется, чтобы я их разобрал. Я единственный в мире специалист".
Если проще "Что написано? А, чёрт разберёт". Булгаков, как обычно, закручивает намёки мастерски.

Герберт Ориякский. Один из величайших учёных своего времени. Автор трудов по математике и астрономии. Учитель имераторов Священной Римской Империи Оттона II и его сына Оттона III. Последний и сделал своего учителя папой римским.

В легендах Сильвестр II остался, если не не как колдун, то уж как лицо подозрительное, предположительно связанное с нечистой силой - точно.

И, возвращаясь к нашей теме, с такого папы сталось бы санкционировать основание школы магии. Как говорится, " ...вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах".

Таким образом постепенно сложилось параллельное сообщество - магическое. Своего рода буфер между обществом магглов и всяческой магической нечистью. Буфером себя правда не считающий, а считающий элитой.

Разумеется, систематическое обучение магии имело и свои побочные эффекты - время от времени кто-нибудь особенно одарённый слетал с катушек и брал на себя миссию покорения человечества - в интересах именованного человечества (Гриндельвальд) или в собственных (Вольдеморт). Но, по крайней мере, даже очень сильный маг, сбрендив, обнаруживал на своём пути не вакуум с редкими вкраплениями фанатиков-инквизиторов, а одного или нескольких боевых магов, как минимум, равных себе по силе.

Четыре сюжета

Нашёл у solnushkin исходный вариант знаменитого текста Борхеса о четырёх сюжетах. Много думал.
Четыре цикла

Историй всего четыре.

Одна, самая старая - об укрепленном городе, который штурмуют и обороняют герои.
Защитники знают, что город обречен мечу и огню, а сопротивление бесполезно; самый прославленный из завоевателей, Ахилл, знает, что обречен погибнуть, не дожив до победы.
Века принесли в сюжет элементы волшебства. Так, стали считать, что Елена, ради которой погибали армии, была прекрасным облаком, виденьем; призраком был и громадный пустотелый конь, укрывший ахейцев. Гомеру доведется пересказать эту легенду не первым; от поэта четырнадцатого века останется строка, пришедшая мне на память: "The borgh brittened and brent to brondes and askes"[1] Данте Габриэль Россетти, вероятно, представит, что судьба Трои решилась уже в тот миг, когда Парис воспылал страстью к Елене; Йитс предпочтет мгновение, когда Леда сплетается с Богом, принявшим образ лебедя.

Вторая, связанная с первой, - о возвращении.
Об Улиссе, после десяти лет скитаний по грозным морям и остановок на зачарованных островах приплывшем к родной Итаке, и о северных богах, вслед за уничтожением земли видящих, как она, зеленея и лучась, вновь восстает из моря, и находящих в траве шахматные фигуры, которыми сражались накануне.

Третья история - о поиске.
Можно считать ее вариантом предыдущей. Это Ясон, плывущий за золотым руном, и тридцать персидских птиц, пересекающих горы и моря, чтобы увидеть лик своего бога - Симурга, который есть каждая из них и все они разом.
В прошлом любое начинание завершалось удачей. Один герой похищал в итоге золотые яблоки, другому в итоге удавалось захватить Грааль.
Теперь поиски обречены на провал. Капитан Ахав попадает в кита, но кит его все-таки уничтожает; героев Джеймса и Кафки может ждать только поражение. Мы так бедны отвагой и верой, что видим в счастливом конце лишь грубо сфабрикованное потворство массовым вкусам. Мы не способны верить в рай и еще меньше - в ад.

Последняя история - о самоубийстве бога.
Атис во Фригии калечит и убивает себя; Один жертвует собой Одину, самому себе, девять дней вися на дереве, пригвожденный копьем; Христа распинают римские легионеры.

Историй всего четыре. И сколько бы времени нам ни осталось, мы будем пересказывать их - в том или ином виде.
На самом деле, если понимать каждый сюжет шире, то...

"Осада" в широком смысле - сценарий противостояния заведомо превосходящему силами противнику. Каковой сюжет интересен во все времена
"Поиск" в широком смысле - сценарий о миссии с заведомо недостаточными средствами. Нечто вроде "Пойди туда, не знаю куда..."
"Самоубийство бога" - в широком смысле - самопожертвование заведомо сильного героя ради некоей цели. Добровольное принесение в жертву своей и ОЧЕНЬ ценной жизни. Сюжет благородства сильных.
Ну и "Возвращение домой" - в комментариях не нуждается

Штука в том, что человеку испокон веков интересен вопрос "как выжить и выполнить миссию с заведомо недостаточными средствами, потом вернуться домой и продолжить свой род". Ну и ещё очень интересны любые истории про сильного, благородного вождя, способного, если надо, пожертвовать собой ради племени.

Про это ещё Савченко писал, в "Открытии себя", когда популярно рассказывал про спинной мозг:

Берусь, например, показать, что часто именно спинной мозг определяет наши литературные и кинематографические вкусы. Что? Нет, спинной мозг не знает письменности и не располагает специальными рефлексами для просмотра фильмов. Но скажите мне: почему мы часто отдаем предпочтение детективным картинам и романам, как бы скверно они ни были поставлены или написаны? Почему весьма многие уважают любовные истории: от анекдотов и сплетен до "Декамерона", читаемого выборочно? Интересно? А почему интересно?
Да потому что накрепко записанные в спинном мозгу инстинкты самосохранения и продолжения рода заставляют нас накапливать знания - отчего помереть можно? - чтобы при случае спастись. Как и почему получается счастливая, завершающаяся в наследниках любовь? Как и отчего она разрушается? - чтобы самому не оплошать. И неважно, что такого опасного случая в вашей лагоустроенной жизни никогда не будет; и неважно, что любовь состоялась и наследников хоть отбавляй! - спинной мозг знай гнет свою линию...


Кстати, попробовал поиграться - просто навскидку называя произведения и раскладывая.


  1. "Властелин Колец" сочетает сразу все четыре сюжета.

  2. "Терминатор" - первый сюжет

  3. "Терминатор-2" - Первый и, в широком смысле четвёртый - если понимать под "самоубийством бога" сюжет, где сверхмогучий герой приносит себя в жертву ради некоей цели.

  4. Кстати, в этом смысле к четвёртому сюжету могут относиться и многие книги Дяченко - те же "Ритуал", "Ведьмин Век".

  5. "Белое Солнце пустыни" - первый

  6. "Три мушкетёра" - первый и третий.

  7. "Профессионал" с Бельмондо - первый, второй и четвёртый

  8. "Главный Полдень", "Дом Скитальцев" - первый и немного третий.

  9. Любые детективы, особенно классические - в основном третий тип.


И так далее...

"Мечеть Парижской Богоматери"

Прочитал "Мечеть Парижской Богоматери" Елены Чудиновой - своего рода антиутопия. Мир исламизированной Европы 21-го века.
Настроение сделалось прескверным. Конечно, автор местами перегибает, местами просто заблуждается и всё такое - но это неважно. Потому как общая мысль опуса очень и очень перекликается с моими собственными мыслями после каждой поездки по Европе.
А местами кое-что и объясняет: например непонятные изменения в Соборе Парижской Богоматери, так удивившие меня в 2001-ом. Например, мы в школе проходили, что в католичестве полагается вести службы на латыни, заходим, смотрю - на французском, в натуре. И абстракционизьма какая-то стоит, и автоматы для продажи газировки.
Оказывается, тормоз мы. Целый II Вселенский собор прозевали, реформу католичества, перестройки девяностых... Н-да, лучше поздно, чем никогда.
Да. Ладно, неважно. Последний раз так капитально смогла мне испортить настроение книга "Игра в Изреэльской долине" Евгения Шпунта - там с убийственной достоверностью описывался Израиль, оккупированный арабами.

Ладно, и небольшая цитата из Чудиновой:

«Чем я займу такую ораву? Ну, ладно, не гнать же. Вы, двое, разберитесь с унитазом в угловом туалете – шумит по пятнадцать минут после каждого спуска воды. Ты собери по комнатам пустые жестянки, особенно в спальне, под кроватью, должно быть дикое количество, и снеси вниз к контейнеру. Мешки на кухне, под раковиной! Ну а ты пока почисти мне ботинки».
Это и были последние слова Леонида Севазмиоса, хотя София еще не знала их, когда шла черной тенью между черными кипарисами. Последние слова, сказанные прежде, чем упасть изрешеченным в глубокое кресло в их небольшой квартирке недалеко от Кифиссо – не самое дорогое место в Афинах, но и вполне приличное. [...]
Соня словно сама видела лицо Леонида, когда он это произносил, видела открытую, исполненную бессознательного кастового превосходства улыбку, видела, как он поставил на журнальный столик ногу, обутую в черный ботинок со шнурками, на кожаной тонкой подметке – они ведь собирались в театр, на какую-то модную античную стилизацию.
Слова не вполне античные, но он был в них весь – в этой свойственной только ему расчетливой беспечности. Курьезное сочетание, что и говорить. Но ведь в его мальчишеском кураже действительно был точный и мгновенный расчет. Когда вдруг засбоило электричество, а затем механическая часть дверных запоров сдалась бесшумно и мгновенно и в квартиру с намеренным грохотом ввалилось четверо с автоматами, он даже не стал проверять, работает ли телефон. «Ноль смысла», – сказала бы сама Соня. Только ведь одно дело понять, что смысла ноль, а не засуетиться напрасно – совсем другое. В считаные мгновения определить, что выскользнуть нет, не удастся, (они ведь даже оружия дома держать не могли, спасибо доносам либеральной прессы!), вычислить из четверых вожака, оскорбить его чуть больше подчиненных – перед ними. Он же просто спровоцировал тупую марионетку – окатить наглеца с головы до ног длинной очередью, тот и жал, пока было чем палить. Ну и тоже все понятно – слишком много они знали еще тогда. Кому надо, чтоб тебе перед смертью тушили сигареты о гениталии и выковыривали глаза позаимствованной в кухонном закутке открывалкой для бутылок? Блефанул и выиграл легкую смерть.

Вы и ваш идеал красоты - результаты опроса

Кстати, про опрос.
Про связь между цветом собственных волос и цветом волос идеала красоты. Народу проголосовало не сильно много, так что достоверность низкая, но общее впечатление сложилось.
Зачем он был нужен?
Хотелось проверить несколько распространённых мнений

1. Во-первых - про брюнетов - что их всегда сокрушительно тянет на блондинок.
Вышло вот что: 62% опрошенных брюнетов сказали, что их идеал красоты - тёмные волосы. Светловолосых и рыжеволосых предпочитают по 20% и 17% соответственно.

2. Хотелось понять, отчего идеал красоты писателей-фантастов - именно рыжая девчонка. Тут и Кира ("Трудно Быть Богом"), и Ивга ("Ведьмин век") и многие другие.
Не понял. Ни в одной из групп не было явного предпочтения рыжих

3. Про рыжих.
Тут просто любопытное наблюдение. Из проголосовавших на текущий момент 5 рыжих, 100% предпочитают брюнетов.

Легенды пассажирской авиации

Искусством бортмеханика было – так свести обороты двигателей, чтобы исключить их «гавканье» в полете. Двигая секторы шага винта, умелый механик, превращал длинное «гау гау» в более частое «гав гав гав», пока не добивался исключения резонанса: моторы ровно и монотонно гудели низким и не раздражающим «ду ду ду ду ду».

Рассказывают, как в длительном полете бортмеханик однажды проснулся от того, что чуть изменился тон работы двигателей. В монотонном гуле очень тонко чувствуется малейшее изменение. Открыв глаза он вдруг увидел руку на рычагах – с перстнем и в широком черном рукаве… оглянулся в ужасе: господи, священник, в рясе!
Священник приложил палец к губам: тихо, не буди экипаж… Извини, сын мой : я – старый бортмеханик, не могу уснуть в салоне. Двигатели гавкают! Зашел вот по старой памяти…
Быстро и профессионально свел обороты, перекрестил экипаж, сказал «Ты поглядывай» и ушел в салон, оставив бортмеханика размышлять о летных судьбах.

(Василий Васильевич Ершов, "Раздумья ездового пса")

Дэн Браун - факты

Тут у юзера Лисёнок появилась репродукция "Тайной вечери" в приличном качестве, и решил я поискать на ней все сенсационные находки Дэна Брауна из "Кода да Винчи". Не преуспел. Очень много передёргиваний.

Впрочем, попробуйте сами. Вот картина: http://www.chattting.ru/lj/tv1.jpg
Вот соответствующие фрагменты текста:


* * *

"Тайная вечеря". Легендарная роспись, которой да Винчи украсил стену
собора Санта-Мария дела Грацие неподалеку от Милана. На ней был изображен
Христос со своими учениками. Он объявлял о том, что кто-то из них предал
Его.
- Да, конечно, мне хорошо знакома эта фреска.
- Тогда, может, вы согласитесь сыграть со мной в одну игру? Закройте
глаза на минутку.
Софи несколько растерялась, но закрыла глаза.
- Где сидит Иисус? - спросил Тибинг.
- В центре.
- Отлично! А что за пищу преломляют и едят Христос и Его ученики?
- Хлеб. - Это же очевидно!
- Прекрасно. А что пьют?
- Вино. Они пьют вино.
- Замечательно, просто великолепно. Ну и, наконец, последний вопрос.
Сколько на столе бокалов для вина?
Софи задумалась, понимая, что это вопрос с подвохом. А после трапезы
Христос взял чашу с вином и разделил ее со своими учениками.
- Одна чаша, - ответила она. - Сосуд. Чаша Христова. Христос передавал
из рук в руки один-единственный сосуд с вином, как бы подчеркивая тем самым,
что все христиане должны объединиться.
Тибинг вздохнул.
- А теперь откройте глаза.
Она повиновалась. Тибинг загадочно улыбался. Софи взглянула на
иллюстрацию и, к своему изумлению, обнаружила, что у каждого за столом была
чаша с вином, в том числе и у Христа. Тринадцать чаш. Мало того, все они
были маленькие, без ножки и сделаны из стекла. Никакого особенного сосуда на
картине не оказалось. Никакой чаши Грааля.
Тибинг хитро сощурился:
- Немного странно, вам не кажется, что в Библии и наиболее
распространенных легендах этот момент связывают с появлением чаши Грааля? А
да Винчи словно забыл об этом и такую чашу не нарисовал.
- Уверена, искусствоведы должны были это заметить.
- Вы удивитесь, узнав, что некоторые странности в рисунках и картинах
Леонардо сознательно обходились учеными и искусствоведами. А что касается
этой фрески, то она и есть ключик пониманию тайны Грааля. И в "Тайной
вечере" да Винчи он перед нами словно на ладони.
Софи впилась взглядом в иллюстрацию.
- Так, получается, эта фреска говорит нам, что на самом деле
представляет собой чаша Грааля?
- Не что, - прошептал в ответ Тибинг. - Скорее кто. Дело в том, что
Грааль никакой не предмет. На самом деле это... лицо вполне одушевленное.

* * *


- Тут он неожиданно резко и ловко повернулся и указал на дальнюю от
них стену. Там висела большая, футов восемь в высоту, репродукция "Тайной
вечери". Точно такую же, только маленькую, Софи видела в альбоме. - Да вот
же она!
Софи подумала, что неправильно его поняла.
- Но эту картину вы мне уже показывали. Он игриво подмигнул ей:
- Знаю, но при увеличении она становится еще более любопытной. Вам не
кажется?
Софи обернулась к Лэнгдону:
- Просто теряюсь в догадках. Тот улыбнулся:
- Как выясняется, чаша Грааля действительно присутствует на "Тайной
вечере". Леонардо все же изобразил ее и...
- Погодите, - перебила его Софи, - вы сами только что говорили, что
Грааль - женщина. А на "Тайной вечере" изображены тринадцать мужчин. -
Разве? - Тибинг снова хитро прищурился. - А вы присмотритесь-ка
повнимательнее.
Софи подошла поближе к картине и стала изучать тринадцать фигур: Иисус
Христос в центре, шестеро учеников по левую Его руку, шестеро - по правую.
- Но все они мужчины, - повторила она.
- Неужели? - насмешливо воскликнул Тибинг. - А как насчет того, кто
сидит на самом почетном месте, по правую руку от Господа?
Софи так и впилась глазами в фигуру, изображенную по правую руку от
Христа. Она смотрела на лицо и торс этой фигуры, и вдруг... Нет, этого
просто быть не может! Но глаза ее не обманывали. Длинные и волнистые рыжие
волосы, маленькие, изящно сложенные ручки, даже некий намек на грудь. То,
вне всякого сомнения... была женщина!


* * *

- Заметьте также, Иисус и Магдалина одеты так, словно являются
зеркальным отражением друг друга. - Тибинг указал на две фигуры в центре
картины.
Софи смотрела точно завороженная. Да, одежда одинаковая, только разных
цветов. На Христе красная мантия и синий плащ, на Марии Магдалине синяя
мантия и красный плащ. Инь и ян. - Есть и более тонкие признаки, - продолжил
Тибинг. - Видите, Иисус и Его невеста сидят рядом, вплотную, соприкасаясь
бедрами, а выше фигуры их расходятся, образуя свободное пространство. И все
это напоминает нам уже знакомый символ.
Тибинг еще и договорить не успел, а Софи уже увидела в центре фрески
знак , образованный двумя центральными фигурами. Чуть раньше Лэнгдон
обозначил этим символом Грааль, сосуд и женское лоно.
- И наконец, - продолжил Тибинг, - если рассматривать Иисуса и
Магдалину как элементы композиции, а не людей, та тут так и напрашивается
еще одна подсказка. - Он выдержал паузу, затем добавил: - Буква алфавита.
И Софи тотчас увидела ее. Буква так и бросалась в глаза, странно, что
она не замечала ее прежде. Теперь Софи видела только эту букву. В самом
центре картины отчетливо вырисовывалась большая и изящно выписанная буква
"М".

* * *

- Таков был план. Иисус оказался феминистом. Он отдавал будущее Своей
Церкви в руки Марии Магдалины.
- А Петр этого не одобрял, - подхватил Лэнгдон и указал на репродукцию
"Тайной вечери". - Вот он, Петр. Как видите, да Винчи был прекрасно
осведомлен о его отношении к Марии.
И вновь Софи на миг лишилась дара речи. Петр, изображенный на фреске,
угрожающе нависал над Марией Магдалиной. Мало того, ребром ладони показывал,
что готов перерезать ей горло. Тот же жест, что и на картине "Мадонна в
гроте"!
- И здесь тоже, - сказал Лэнгдон, указывая на учеников Христа,
сгрудившихся вокруг Петра. - Выглядит угрожающе, верно?
Софи прищурилась и вдруг заметила выделяющуюся в толпе учеников чью-то
руку.
- Что это в ней? Кинжал?
- Да. Но вот странность. Попробуйте пересчитать руки на картине, и вы
увидите, что эта рука принадлежит... как бы никому. Она анонимна. Рука без
тела.

http://lib.ru/INPROZ/BRAUN_D/da_vinchi.txt