Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Безопасный секс по-угандийски

http://img.photobucket.com/albums/v59/Irukan/ugandasafeseiv8.jpg


Может ли человек быть женатым на нескольких женщинах и избежать СПИД-а?
Да, если он не имеет секса с другими женщинами, помимо своих жён, и если его жёны не изменяют ему.
Если мужчина будет верен своим жёнам всю жизнь, и если его жёны будут так же верны ему, СПИД не сможет проникнуть в их семейную группу .

Примечание: в некоторых районах Уганды мужчине разрешается также секс с жёнами его брата. Эта прктика небезопасна, потому что мужчина не может быть уверен в супружеской верности его брата или его жён.
Это ОСОБЕННО небезопасно, если брат мужчины умер от СПИД-а

Слово Рэбы, или Ещё раз о доне Окане

Заметил только сейчас.
Помните, в "Трудно быть богом" Румате рассказывают последние придворные сплетни?
И он рассказал последнюю новость. Пассия дона Рэбы, фрейлина Окана, неосторожно наступила королю на больную ногу. Его величество пришел в ярость и, обратившись к дону Рэбе, приказал примерно наказать преступницу. На что дон Рэба, не моргнув глазом, ответил: "Будет исполнено, ваше величество. Нынче же ночью!" "Я так хохотал, - сказал дон Сэра, крутя головой, - что у меня на камзоле отскочили два крючка..."

Шутка? Но вспомним, что было вечером того же дня:
Дон Рипат ждал сразу за дверью.
- Что нового? - спросил Румата.
- Два часа назад, - деловито сообщил дон Рипат, - по приказу министра охраны дона Рэбы я арестовал и препроводил в Веселую Башню дону Окану.
- Так, - сказал Румата.
- Час назад дона Окана умерла, не выдержав испытания огнем.

То есть дону Окану списали по статье расходных материалов уже за день до того.
Что ещё раз подтверждает мою давнишнюю гипотезу:

Киру брали-таки люди Рэбы, дабы иметь заложницу для торга с Руматой.
Ценность, которую Кира представляет для Руматы была установлена путём простого силлогизма:

  1. Кавалер и бабник дон Румата на самом деле с женщинами неопытен - почти что девственник - под него первую красавицу страны подкладывают, а ему плевать.

  2. Следовательно дон Румата – вовсе не такой Казанова, каким кажется.

  3. С Кирой Румата спит - что подвердят и соседи, и прислуга (Кстати, прислуга дома по улице Котельщиков, 8 - история отдельная. То, что среди этих семерых человек как минимум один был агентом дона Рэбы - сомнению не подлежит, дон Румата как-никак в списках Рэбы идёт под номером 16 - первая двадцатка приоритетов. Но ещё как минимум один должен был работать Арату Горбатого - помните, как легко Арата проник в запертый и укреплённый дом? ).

  4. А раз он спит только с Кирой - следовательно та не просто девка из простолюдинов, которую нормальный благородный дон и не хватится-то сразу, а настоящая ценность.


Самый неправдоподобный пункт - первый, а вся интрига держится именно на нём. Следовательно его надлежит проверять тщательнее всего.
Ну, спит благородный дон с простой бабой из народа. Кто его разберёт - отчего спит - может это у них любовь, а может просто давление в семенниках спускает?
Личное мнение агента, какого-нибудь полотёра Баки тут - не авторитет.
Потому как речь идёт о лице, предположительно запродавшем душу диаволу и опасность, связанная с ошибкой слишком велика. Типа, а ну как всех в жаб попревращает? Для Рэбы Румата - носитель неведомой опасности. Всё равно как Абалкин для Сикорского - с таким в игрушки не играют

Ведь почему дону Окану пытали огнём? Ревность? Но о том, что она наставляет рога дону Рэбе знала при дворе каждая собака, не то что министр охраны короны. И до поры это было вполне в порядке вещей.

Просто дону Рэбе надо было знать точно.
Так что «убив» дону Окану, Румата подписывал приговор своей Кире.

"История Оливера" - продолжение "Истории Любви"

Помните эту книгу - о красивой истории любви Оливера Бэррэтта и Дженни Кавиллери?
( "Историю Любви" читать здесь: http://lib.ru/INPROZ/SIGL/lovestory.txt )
У неё есть и продолжение - "История Оливера" - не столь известное и в русском переводе мне не попадавшееся. Так что я перевёл его сам.

Оливер Баррэтт любил Дженни Кавиллери, а она любила его. Но Дженни умерла, а Оливер остался жить.
Как живётся человеку после утраты всего самого любимого?
Как он может вернуться к людям?
И может ли?
Удивительно красивая книга. Её стоит прочитать хотя бы только из-за последних трёх строк.

--------------------------------------------------------------------------

Фрагмент на затравку:


* * *

Я был очень зол.
Я работал допоздна - насколько было возможно. Я не хотел покидать офис. Дома всё в той или иной степени напоминало о Дженни. Пианино. Её книги. Мебель, которую мы покупали вместе. Да, время от времени появлялась мысль, что неплохо было бы переехать. Но я и так возвращался домой настолько поздно, что в переезде не было особого смысла. Постепенно я привык ужинать в одиночку в тишине кухни, а бессонными ночами слушать записи. Только в кресло Дженни не садился никогда . Мне даже почти удалось заставить себя ложиться спать в нашу - такую пустую кровать.
Так что идея переезда постепенно сходила на нет.
Пока я не открыл ту дверь.

Это был шкаф Дженни, которого я долго старался не замечать.
Но в тот день сдуру-таки открыл его. И увидел её вещи. Платья Дженни, её юбки, её шарфы. Её свитера - даже тот, заношенный до дыр школьный свитер, который она наотрез отказывалась выкинуть и носила дома.
Всё это было здесь - а Дженни не было. Я никогда не мог вспомнить потом, о чём думал, когда смотрел на эти сувениры из шёлка и шерсти. Может быть о том, что если дотронусь до этого древнего свитера, то смогу почувствовать частичку живой Дженни.
Я закрыл шкаф и никогда больше не открывал его.
Через две недели Фил тихо упаковал всё и увёз куда-то. Он говорил что-то о католической группе, которая помогает бедным.
И лишь перед тем, как сесть в свой грузовичок, сказал на прощание:
- Я больше не стану заходить к тебе, если ты не уедешь отсюда.
Забавно. Всего через неделю после того, как он избавил дом от всего, что напоминало мне о Дженни, я нашёл новую квартиру.
Маленькая, чуточку смахивающая на застенок (в Нью-Йорке окна первого этажа забирают стальными решётками, помните?), она располагалась в шумном полуподвале дома какого-то богатого продюсера. Пышная, украшенная золотом дверь того была этажом выше, так что народ, направлявшийся на его оргии, никогда не пересекался со мной. Кроме того, отсюда было ближе до офиса и всего полквартала до Центрального парка. Определённо, всё указывало на быстрое и неминуемое исцеление.
...И всё-таки, несмотря на то, что моя новая квартира была отделана новыми обоями и в ней стояла новенькая кровать, и друзья стали чаще говорить: "А ты выглядишь лучше, дружище", оставалось нечто, что я продолжал хранить, как память от Дженни.
В нижнем ящике письменного стола лежали очки Дженни. Да. Обе пары её очков. Они напоминали мне о любимых глазах, которые смотрели на меня сквозь них и видели насквозь.
Но в остальном, как сообщал мне почти каждый, я выглядел просто великолепно.


-------------------------------------------------------------------

Полный текст читать здесь: http://zhurnal.lib.ru/editors/n/nalbandjan_karen_eduardowich/istoria_olivera-1.shtml

Из Судебника Смбата Спарапета (13-ый век).

Заставший супругу с любовником и убивший обоих - судим не будет.
Если же убит лишь один из них - надлежит супруга судить, как за преднамеренное убийство, поскольку может статься так, что вступил он в сговор с тем, кто остался в живых, дабы избавиться от другого.

Логично?