Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Как не быть быком на корриде

Старый способ взбесить человека: объяснить ему, что с ним поступают несправедливо, потом отойти самому в сторонку и смотреть, как он носится типа быка на корриде и делает глупости.
Как это лечится? Исключительно своей головой на плечах. Да вопросом к себе: "А с чего это собственно о нас так пекутся?".
Короче, морду кирпичём и помалкиваем себе.

Горячая десятка необычных клятв

10 место: Самой страшной клятвой у арабов считалась отнюдь не клятва Аллахом. Была одна клятва, которой клялись мужчины-мусульмане, причём чем зажиточнее они были, тем сильнее была клятва разводом со всеми своими жёнами.

9 место: У древних японцев было в обычае записывать текст клятвы на полоске бумаге, которую клявшийся сжигал, а золу съедал. Японцы верили, что в случае клятвопреступления зола превращалась в яд.

8 место: Купцы в старину имели обыкновение божиться вслух, а про себя отрекаться от сказанной клятвы. Например, при клятве "лопни глаза" про себя добавляли "бараньи", к клятве "дня не пережить" добавляли "собаке". А к клятве "отсохни рука" в уме добавляли букву В ("отсохни рукав").

7 место: Всем известна клятва Гиппократа. После этой клятвы медики получают лицензию на врачевание. Однако часть медиков отрицает эту клятву, и это израильские медики. Клятва Гиппократа не культивируется в Израиле из-за языческого содержания: "Клянусь Аполлоном-врачевателем, Гикией и Панацеей, Асклепием и Гекатой...". (это - преступление против первой и второй заповедей иудаизма: "Я ваш Бог, Да не будет у вас других богов перед лицом моим"). А вообще, как шутят наши врачи, после принятия врачом клятвы Гиппократа на его шее "затягивается стетоскоп", а на жизни ставится большой красный крест.

6 место: По старой фламандской легенде, однажды у некоего богатого брюссельского дворянина пропал сын. Поиски были безуспешны, и тогда отчаявшийся отец, взмолившись Богу, дал клятву: если его сын найдется, он воздвигнет его золотую статую в том виде, в каком он нашелся, и посвятит ее всем святым. Сын нашелся. Писающим.

5 место: В трактирах над стойкой висели рога, на которых и приносились такие клятвы: «Не есть черного хлеба, если можно достать белый, не пить слабого пива, если есть крепкое, не целовать служанку, если можно поцеловать хозяйку, а лучше поцеловать обеих».

4 место: Клятва Фазанами была едва ли не самой верной у рыцарства. Полюбились фазаны рыцарству, причем не только в жареном виде. Подавали их под громкие звуки рога и торжественную риторику герольда. А потому фазаны стали символом высшего благородства.

3 место: В средневековой Европе, чтобы совершить клятву человек что должен был возложить руку на Библию. А вот в древней Ирландии человек совершал обряд присяги, положив правую руку на свое (уж извините!) мужское достоинство.

2 место: Вступающие в Международный Союз Лысых, созданный в 1965 г. и насчитывающий около 250 человек, произносят клятву не менять прическу, положив руку на бильярдный шар, после чего их головы поливают коньяком.

1 место: Самая торжественная клятва у туземцев Новой Британии звучала так: "Если я лгу, пусть мне доведется пожать руку собственной ...теще". А вообще, говорят, что самая нерушимая клятва во все времена была выбита на могильном камне: «Клянусь, что больше не женюсь!».

(http://doktorrrr.nnm.ru/goryachaya_desyatka_neobychnyh_klyatv)

...Превратив их в почтенных матрон

...Дело не столько в полноте, сколько в изменениях костей и хрящей.
Если точки роста не закрыты, то под влиянием гормонального скачка, сопровождающего беременность, в них снова может начаться процесс роста.
Очень характерные места - например нос (маленький курносый носик превращается в "картофелину" или "туфлю"), ступни (известное увеличение размера обуви).
Обычно такое бывает у худеньких светлых женщин.

О госте из прошлого

Читаю очень интересную книгу: Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу и другие истории из врачебной практики".
Вот пара случаев. Первый: человек навсегда застрял в 1945-ом.
Напоминает чем-то сюжет фантастического рассказа.
А меня чем-то пробили оба.
Обаятельный, умный и напрочь лишенный памяти Джимми Г. поступил в наш Приют под Нью Йорком в начале 1975 года; в сопроводительных бумагах мы обнаружили загадочную запись: «Беспомощность, слабоумие, спутанность сознания и дезориентация».
Сам Джимми оказался приятным на вид человеком с копной вьющихся седых волос – это был здоровый, красивый мужчина сорока девяти лет, веселый, дружелюбный и сердечный.
– Привет, док! – сказал он, входя в кабинет. – Отличное утро! Куда садиться?
Добрая душа, он готов был отвечать на любые вопросы. Он сообщил мне свое имя и фамилию, дату рождения и название городка в штате Коннектикут, где появился на свет. В живописных подробностях он описал этот городок и даже нарисовал карту, указав все дома, где жила его семья, и вспомнив номера телефонов. Потом он поведал мне о школьной жизни, о своих тогдашних друзьях и упомянул, что особенно любил математику и другие естественные науки. О своей службе во флоте Джимми рассказывал с настоящим жаром. Когда его, свежеиспеченного выпускника, призвали в 1943 м, ему было семнадцать. Обладая техническим складом ума и склонностью к работе с электроникой, он быстро прошел курсы подготовки в Техасе и оказался помощником радиста на подводной лодке. Он помнил названия всех лодок, на которых служил, их походы, базы, имена других матросов… Он все еще свободно владел азбукой Морзе и мог печатать вслепую.
Это была полная, насыщенная жизнь, запечатлевшаяся в его памяти ярко, во всех деталях, с глубоким и теплым чувством. Однако дальше определенного момента воспоминания Джимми не шли. Он живо помнил военное время и службу, потом конец войны и свои мысли о будущем. Полюбив море, он всерьез подумывал, не остаться ли во флоте. С другой стороны, как раз тогда приняли закон о демобилизованных, и с причитающимися по нему деньгами разумнее, возможно, было идти в колледж. Его старший брат уже учился на бухгалтера и был обручен с «настоящей красоткой» из Орегона.
Вспоминая и заново проживая молодость, Джимми воодушевлялся. Казалось, он говорил не о прошлом, а о настоящем, и меня поразил скачок в глагольных временах, когда от рассказов о школе он перешел к историям о морской службе. С прошедшего времени он перескочил на настоящее – причем, как мне показалось, не на формальное или художественное время воспоминаний, а на реальное настоящее время текущих переживаний.
Внезапно меня охватило невероятное подозрение.
– Какой сейчас год, мистер Г.? – спросил я, скрывая замешательство за небрежным тоном.
– Ясное дело, сорок пятый. А что? – ответил он и продолжил: – Мы победили в войне, Рузвельт умер, Трумэн в президентах. Славные времена на подходе.
– А вам, Джимми, – сколько, стало быть, вам лет? Он поколебался секунду, словно подсчитывая.
– Вроде девятнадцать. В будущем году будет двадцать.
Collapse )

Детские болезни. Начало ХХ века.

Анастасия Цветаева вспоминает:
Болезни. Это была совсем особая жизнь. Ничем не похожая на обычные дни — точно все куда-то уехало. Нет, это ты уезжал каждый раз в знакомое по прошлому разу царство. Полутьма, затененная лампа. Запах и вкус лекарства. Жар и боль головы. Мечешься... Голоса. Все пропало. Просыпаешься, встать не можешь. Мама, ложка лекарства, рот отворачивается. Слезы; у подбородка мокро. И опять все пропало, и опять тот пустой сарай, и нитка дрожит и тянется, и ты с ними один, и тот, уже бывший, ужас держит, и некуда из него уйти. Знаешь, что сейчас, вот сейчас будет еще страшней. Нет спасенья!

У тебя нет ни ног, ни рук, весь глаза и боль головы, которая наполняет сарай. Нитка подымается и дрожит, от нее нельзя оторваться. Как они все бросили меня одну с ней? Ближе. Наваливается. Нечем дышать. Пустота сарая уже позади тебя и вокруг, ты — в ней. Но пока нитка висит, еще можно. Если она оборвется — конец... Голос доктора (детский доктор Ярхо) где-то над головой. В маминой руке — термометр. Сейчас мама заденет им нитку — я кричу, это не мой голос... Они не понимают, не видят! Круг от лампы делается светлей — я проснулась или я засыпаю? «Сорок, одна десятая» (голос мамы). Термометр под мышкой — плывет... Все пропадает.
1899-1902 годы. Ни антибиотиков, ни сульфаниламидов. Аспирин - новейший препарат. Последнее слово науки.

Иллюстрированное правило сорока восьми

https://eee.uci.edu/clients/bjbecker/PlaguesandPeople/ruleof48b.jpg

"Usually the number of chromosomes is constant in a given species, although it may vary between different species even of the same genus. In man the chromosome number is forty-eight...."  [Human Genetics and its Social Import, by S. J. Holmes (1936), pp. 8.  The illustration above appears on p. 9.]

Именно Ливитт еще за несколько лет до того сформулировал "Правило сорока восьми". "Правило" служило шутливым напоминанием о безбрежном море литературы, написанной в конце сороковых - пятидесятых годах по вопросу о числе хромосом у человека.

Много лет считалось, что в клетках человеческих тканей насчитывается по 48 хромосом; это подтверждалось фотографиями и множеством точнейших исследований. А в 1953 году группа американских цитологов объявила всему миру, что число хромосом у человека вовсе не 48, а 46. И опять в подтверждение приводились фотографии и составлялись монографии. Но эти цитологи пошли еще дальше, они подняли старые снимки и старые исследования и установили, что на тех снимках тоже было только 46, а не 48 хромосом.

Ливиттово "Правило сорока восьми" формулировалось просто: "Все ученые слепы".

(Майкл Крайтон, "Штамм "Андромеда"")

О змеях и гринго, или Надо слушать старших.

Середина 1960-ых. В лабораторию Джона Вейна обращается молодой бразильский учёный Серджио Ферейра. На предмет сделать постдок в престижном универе.
Тема постдока - бразильская змея жарарака обыкновенная (Bothrops jararaca). Цель исследования: доказать, что небольшие протеины усиливают болезненность от укуса, блокируя брадикинин-нейтрализирующие ферменты укушенного.
Вейн предлагает вместо болезненности (как её на крысах мерить-то, болезненность эту?) исследовать воздействие яда на ренин-ангиотензиновую систему: снижение давления - величина вполне измеряемая.
Ферейра - личность подозрительная и упрямая, к предложению клятых гринго относится с крайним недоверием, а образцы змеиного яда на всякий случай держит в укромном месте. Потому что, эта, потребности у всех, а яд - для постдока...

Лаборатория два года исследует болезненность, потом Вейну удаётся-таки раздобыть где-то немного яду - на один эксперимент с ренин-ангиотензиновой системой.

Результаты получаются интересные. Настолько, что Вейн обращается в консультируемую им фирму Squibb: "Ребята, вам часом препарат против гипертонии не требуется?".

Научный отдел Squibb-а полон энтузиазма, отдел маркетинга крутит носом: змеиный яд - белок, в таблетку не засунешь. Как прикажете позиционировать препарат на каждый день, который больному придётся колоть самому себе? Да ещё в условиях конкуренции. Не восторг.

Некоторое время отдел маркетинга предпринимает попытки идею потихоньку похоронить - и не удаётся это только благодаря Вейну, наваливающемуся в Squibb по нескольку раз в год.

В конце концов ("легче отдаться, чем объяснить, почему не хочешь") Вейна спонсируют на целый литр яду. Намёк, типа.

А что дальше?

Да в общем-то дело техники.

Пара лет - и научный отдел разрабатывает небелковый препарат, выполняющий те же функции. Каптоприл называется, если кому что говорит.

Дав тем самым начало целому классу гипотензивных препаратов (ежегодные продажи по миру - около 20 миллиардов долларов в год).
Больным - лекарство, фирме - деньги. Вейну - от благодарного человечества - Нобелевскую премию по медицине, а так же префикс "сэр".

А Серджио Феррейра? Ни Нобелевки, ни дворянства. Зато - постдок по болезненности змеиного укуса, в лучшем виде. Утешительная премия от Американской ассоциации кардиологов. И звание доктора гонорис кауза от федерального университета в Рио-де-Жанейро.

Мораль? Клятые гринго!

Два способа подачи медицинской информации врачoм

Этичный и информативный:

  • Больной (без имени и других идентифицирующих данных), столько-то лет, диагноз, течение заболевания, лечение, исход.

  • Иллюстрация снимками компьютерной томографии, гистологических препаратов и др.

  • Публикация в специальной медицинской литературе.

Неэтичный и неинформативный:

  • Вася Петров, нестарый ещё, красивый мужчина, двое детей, никто проведать не пришёл, а он так мучался от рака, а врач-вредитель пришёл и сказал...

  • Иллюстрация семейными снимками больного.

  • Публикация в блоге.

Немного о хадже

Оксфордский справочник клинических специальностей рекомендует перед хаджем: получить все необходимые прививки, акклиматизироваться к жаре (прибыть на неделю раньше), брать удобную обувь, голову брить неиспользованым лезвием, брать необходимые лекарства, избегать толпы, путешествовать ночью.
Самые частые диагнозы после хаджа - менингит, гепатит, глисты, туберкулёз, малярия.

http://pics.livejournal.com/drugoi/pic/00c6gz14.jpg

Collapse )
(Фотки найдены у drugoi)

Идишские проклятия

"Идишская транскрипция - русский перевод"http://www.gesharim.org/pdf/books/guri_127.jpg

А богегениш золстн хобн мит а козак - Чтоб ты повстречался с казаком.

А гройс гешефт золсту хобм мит схойрэ; вос ду хост зол мэн ба дир нит фрэгн, ун вос мэ фрэгт золсту нит хобм - Чтоб у тебя был большой магазин, но чтоб не покупали товары, какие есть, а спрашивали те, которых нет.

А вэйхэр балкон дир ин коп. - Чтобы балкон на тебя свалился.

Ойсгерисн золстн вэрн - Чтоб ты имел жалкий вид.

А зисн тойт золсту хобм: а трок мит цукер зол дих ибэрфорн - Сладкой смерти тебе желаю: чтоб грузовик с сахаром тебя переехал

А мэшугенэм зол мэн ойсмэкн ун дих арайншрайбм - Чтоб сумасшедшего выписали, а тебя положили вместо него

А фишкнэйдл зол дир штэлн ин халдз - Чтоб рыбный тефтель застрял у тебя в горле

А штрой дир ин ойг ун а шпан дир ин ойер, золст нит висн вос фриер аройсцуциен - Соломинку тебе в глаз и щепку в ухо и чтоб не знал ты, что раньше вынимать
Collapse )


(Из книги "Благословения и проклятия в идише" , отсюда)

Update: Рисунок найден по наводке yms