December 30th, 2007

Как это было: распад СССР

16 лет назад распадается СССР.
То есть, к тому моменту в Армении существование Союза воспринимается, как что-то чисто виртуальное.
Блокада, выключения света, неработающее центральное отопление, бои на границах, всё реже появляющиеся центральные газеты и журналы - наступает другая реальность.
И вот, сижу я в тёмном доме, при свечах, по радио бухтит Горбачёв, что-то насчёт своей отставки и роспуска Союза.
И понимаю я умом, что момент исторический - а историчности не чувствую - хоть убей.
А единственное, что меня на тот момент волнует - как бы получше переплести отксеренный накануне томик "Хранителей".

ЧГК и честолюбие

Зачастую людей в "Что? Где? Когда?" приводит жажда самоутверждения. Это в общем-то само по себе неплохо.
Но попав в более-менее приличную команду, честолюбивый человек нередко сталкивается с двумя пренеприятнейшими сюрпризами: капитаном и людьми умнее себя.

Капитан, по мнению новичка - это ограниченное и зловредное создание, смысл жизни которого - глумиться над ним, новичком и выбирать чьи угодно версии, кроме его.
Хуже капитана - только ЭТИ умники. Часто человек искренне считает себя самым умным, эрудированным и начитанным (и на самом деле, в его прежнем окружении он считался самым-самым). И тут он сталкивается с человеком умнее себя. Раздражитель сильнейший.

Если человек умный, то через некоторое время он понимает, что капитан - не оракул Дельфийский, а человек. И звание капитанское - не титул, а труд адов.
И что люди умнее тебя - это подарок свыше - чтобы учиться у них, расти, а главное - брать вопросы, которые лежат за твоим потолком знаний.

Но иногда новичок вдобавок к честолюбию отличается ещё и способностью к интригам. И вместо трудного и скучного пути учиться-расти-приспосабливаться, выбирает простой и лёгкий способ: убрать раздражитель. Зачищая из команды всё, что полагает выше своего уровня.

Воланд, неудовлетворённый желудочно

Забавно, какое важное место занимает в "Мастере и Маргарите" гастрономическая тема.
Вот тема разговора писателей:
- Ты хочешь сказать, Фока, что судачки можно встретить и в "Колизее". Но в "Колизее" порция судачков стоит тринадцать рублей пятнадцать копеек, а у нас -- пять пятьдесят! Кроме того, в "Колизее" судачки третьедневочные, и, кроме того, еще у тебя нет гарантии, что ты не получишь в "Колизее" виноградной кистью по морде от первого попавшего молодого человека, ворвавшегося с театрального проезда. Нет, я категорически против "Колизея", -- гремел на весь бульвар гастроном Амвросий. -- Не уговаривай меня, Фока!
-- Я не уговариваю тебя, Амвросий, -- пищал Фока. -- Дома можно поужинать.
-- Слуга покорный, -- трубил Амвросий, -- представляю себе твою жену, пытающуюся соорудить в кастрюльке в общей кухне дома порционные судачки а натюрель! Ги-ги-ги!
А это древние римляне из романа Мастера:
Пришедший не отказался и от второй чаши вина, с видимым наслаждением проглотил несколько устриц, отведал вареных овощей, съел кусок мяса.
Насытившись, он похвалил вино:
-- Превосходная лоза, прокуратор, но это -- не "Фалерно"?
-- "Цекуба", тридцатилетнее, -- любезно отозвался прокуратор.
А вот сцена обеда председателя жилтоварищества:
Супруга его принесла из кухни аккуратно нарезанную селедочку, густо посыпанную зеленым луком. Никанор Иванович налил лафитничек, выпил, налил второй, выпил, подхватил на вилку три куска селедки... и в это время позвонили, а Пелагея Антоновна внесла дымящуюся кастрюлю, при одном взгляде на которую сразу можно было догадаться, что в ней, в гуще огненного борща, находится то, чего вкуснее нет в мире, -- мозговая кость.
И даже Воланд карает не за прелюбодеяние, а за фальсификацию продукта:
-- Нет, нет, нет! Ни слова больше! Ни в каком случае и никогда! В рот ничего не возьму в вашем буфете! Я, почтеннейший, проходил вчера мимо вашей стойки и до сих пор не могу забыть ни осетрины, ни брынзы. Драгоценный мой! Брынза не бывает зеленого цвета, это вас кто-то обманул. Ей полагается быть белой. Да, а чай? Ведь это же помои! Я своими глазами видел, как какая-то неопрятная девушка подливала из ведра в ваш громадный самовар сырую воду, а чай между тем продолжали разливать. Нет, милейший, так невозможно!
-- Я извиняюсь, -- заговорил ошеломленный этим внезапным нападением Андрей Фокич, -- я не по этому делу, и осетрина здесь ни при чем.
-- То есть как это ни при чем, если она испорчена!
-- Осетрину прислали второй свежести, -- сообщил буфетчик.
-- Голубчик, это вздор!
-- Чего вздор?
-- Вторая свежесть -- вот что вздор! Свежесть бывает только одна -- первая, она же и последняя. А если осетрина второй свежести, то это означает, что она тухлая!
Просто книгу писал человек, не по наслышке узнавший, что такое голод. Да и теперь питающийся не едой, а продуктами питания.

Портрет молодой женщины

Попытайтесь представить молодую женщину.
26-27 лет, высокого роста, хорошего сложения. Белокурые волосы, очень светлые голубые глаза, черные брови и черные ресницы.
Ум кипучий, неженский, поэтического склада. Знание языков, хорошая физическая форма, в совершенстве владеет холодным и огнестрельным оружием.
Представили?

Эх, Атос...

А ведь у графа де Ла Фер были все предпосылки, чтобы вырасти во что-то типа Рауля де Бражелона. Помните, его юношеские воспоминания:
Я ничего не говорю, смеюсь и подшучиваю над Раулем; но первые потребности сердца так неодолимы, порывы любовной тоски у молодых людей так сладки и так горьки в то же время, что часто носят все признаки настоящей страсти. Я помню, что сам в возрасте Рауля влюбился в греческую статую, которую добрый король Генрих Четвертый подарил моему отцу. Я думал,
что сойду с ума от горя, когда узнал, что история Пигмалиона - пустой вымысел.
У отца была Анна де Бейль, у сына - Луиза де Лавальер. Отец вырос мужчиной, сын - мальчиком-переростком.

Как говорится, то, что не убивает нас - делает сильнее.

Как бороться с маоистами

Порадовало с утра сообщение. Особенно последняя строчка:
Житель индийской деревни вступил в брак с горой для того, чтобы получить от нее защиту от боевиков-маоистов, сообщает индо-азиатская служба новостей IANS.

30-летний Нанди Мунда рассказал, что решил жениться на горе после того, как ему во сне явилась богиня горы. "Она попросила меня жениться на ней с тем, чтобы прекратить набеги боевиков-маоистов и принести мир жителям деревни", - пояснил Мунда.

Церемония бракосочетания прошла в родной деревне Нанди Мунды Бомару, расположенной примерно в 170 километрах от города Ранчи, являющегося столицы штата Джаркханд. Он пришел к "невесте" в традиционном свадебном костюме и в сопровождении сотен "друзей жениха". Местный жрец совершил обряд бракосочетания.

Помимо горы у Нанди Мунды есть и обычная жена, а также двое детей.

После свадьбы жители деревни сформировали собственный отряд для обороны от нападений маоистов.
Как говорил покойный Оливер Кромвель: «Уповайте на Бога, но порох держите сухим!»

О благотворительности

Десятки еврейских организаций из США и Франции, традиционно направлявшие в Израиль посылки с денежной и гуманитарной помощью для слабых слоев населения, переносят свою деятельность в другие страны. Причина – высокие таможенные сборы, которыми облагаются пожертвования.

Ситуация зашла так далеко, что кнессет был вынужден в срочном порядке поставить на голосование законопроект Гидеона Саара (Ликуд) об освобождении от налогов еврейской благотворительности.

Как сообщает сегодня, 30 декабря, газета "Маарив", речь в основном идет о товарах, которые закупаются на деньги, мобилизованные за рубежом различными еврейскими организациями (компьютеры, одежда, продукты и пр.). Эти организации, естественно, желают помогать нуждающимся людям, но никак не чиновничеству, которое, по их мнению, "паразитирует на налогах".

К примеру, в последнее время прекратила работу с Израилем добровольная организация "Исраэль ле-леумот" под руководством графини Эстер де Помари. Представители товарищества указывают на абсурдную ситуацию, когда 16 кроватей, направленные в израильские больницы, были "арестованы" на таможне из-за неуплаты пошлины. После этого груз был перенаправлен в Германию, где его приняли без всяких бюрократических проволочек и денежных сборов.

Или еще один пример. Во время Второй ливанской войны международные организации направили в Израиль гуманитарной помощи на 20 миллионов долларов. Однако после того как минфин предложил благотворителям заплатить 310 тысяч долларов налогов, груз был отозван и перенаправлен в Европу.